США после Трампа: социально-политическое наследие неформатного президента

"Наследие Трампа будет надолго"...

Баку, Саида Мустафа, İnteraz - 07 Апрель 2021, 12:51

Новый президент Соединенных Штатов Америки Джо Байден у власти уже почти два месяца, но личность его предшественника Трампа, вернее, феномен Трампа в политике США не перестает интересовать политологов. Об этом, в частности, говорилось на научном семинаре в ИМЭМО РАН имени Примакова. Обсуждался вопрос "США после Трампа: социально-политическое наследие неформатного президента".

 

Как передает İnterAz, об этом cообщает специальный корреспондент «Интерфакс» Вячеслав Терехов.

 

Традиция сломана – что дальше?


Корр.: Открывая семинар, руководитель Центра североамериканских исследований Виктория Журавлева отметила, что интерес к этой теме вызван тем, что первые дни и месяцы правления Трампа и Джо Байдена очень похожи: оба президента начинали политику фактически с чистого листа, отказываясь от всего, что им оставлял предшественник. За почти 60 дней пребывания в Белом доме Байден успел принять уже больше исполнительных указов, чем Трамп за первые сто дней, и примерно столько же, сколько Обама за весь первый год пребывания у власти. Большая часть из них отменяла все то, что сделал предыдущий президент. Нестандартное президентство Трампа заставило по-новому посмотреть на то, что происходило в стране в последние десятилетия. Основной вопрос сегодня - уйдут ли вместе с Трампом все те процессы, которые столь сильно волновали и самих американцев, и внешний мир, или это системные проблемы, которые наследует очередной президент.

 

Участники семинара постарались определить, что из наследства Трампа может продолжаться, катализатором каких политических и социально-экономических процессов, которые развивались и до него, стал Трамп, а что спровоцировал именно скандальный президент. Фактически вопрос стоит так: можно ли сказать, что Трамп разрушает страну, или страна разрушается и помимо него?

 

Доктор исторических наук, профессор кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО Владимир Печатнов считает, что Трамп был не причиной, а симптомом, порождением тех глубоких процессов, которые были в американской внутренней и внешней политике.

 

Он использовал стоящие перед Америкой проблемы, использовал поляризацию, на волне которой он и стал президентом. Своим правлением он усугубил раскол страны. Фактически стратегия поляризации была его стратегией выживания. Вместе с тем, трампизм усилил противоположный полюс – лево-популистский, а тем самым и левый фланг Демократической партии. В связи с этим, естественно, возникает вопрос, какие уроки извлекли либералы из правления Трампа?

 

Эти годы не прошли даром для американских либералов. В первую очередь это касается внутренней политики. Что касается внешней, то преемственность трампизму здесь будет намного выше. Перед демократами сейчас стоит задача не допустить повторения лево-популистского и правоконсервативного всплеска, который был при Трампе. В первую очередь это касается имущественного и социального неравенства и партийно-политической поляризации.

 

Платформа Байдена и его сторонников – это сплав леволиберальных и умеренно-либеральных идей. Политику, которую сейчас стараются проводить демократы, условно можно назвать "прогрессивным капитализмом". Он предполагает усиление социальной защиты, ликвидацию наиболее крайних проявлений в расовых отношениях и новый взгляд на роль государства, особенно в условиях пандемии. Демократы вновь, как было в тридцатые годы, решили обратить внимание на положение рабочего класса и трудовой Америки. В предыдущие годы они фактически это направление "проспали", чем и воспользовался Трамп. А именно эти слои населения когда-то тяготели к демократам. В отличие от Трампа, они обещают проводить широкую социальную программу, а не просто программу стимулирования экономики. Администрация Байдена обещает провести реформу рабочего законодательства. Они считают, что имущественное неравенство в стране объясняется в значительной степени ослаблением позиции рабочих слоев в отношениях с капиталом. Поэтому они считают необходимым в отличие от Трампа усилить переговорный процесс с профсоюзами и с бизнесом. Они много чего обещают. Но учитывая их шаткое большинство в Конгрессе, борьба предстоит серьезная. Особенно в условиях пандемии.

 

Американские политологи задаются вопросом: является ли подобный левый поворот в политике Байдена ответом на трампизм или в стране происходит конвергенция от капитализма в сторону социализма?

 

Конвергенция все же есть, но у кого и в какую сторону?


Корр.: В разгар построения в СССР развитого социализма американские политологи считали, что мы должны принять их теорию конвергенции, т.е. постепенно переходить от социализма к капитализму. Советские идеологи яростно с ней боролись. Но все же жизнь пошла по-другому. И вот теперь сами американцы рассматривают эту теорию общественной конвергенции, но только в обратном порядке. Так что происходит?

 

Печатнов: Считаю, что подобный левый поворот не связан только с реакцией на Трампа или на трампизм. Трамп, конечно, усугубил то, что уже развивалось, и этот сдвиг уже намечался давно. Фактически это реакция на правый радикализм, который был замечен в США еще в период Рейгана. Трамп лишь использовал правый популизм в своих целях. Но перспективы такого сдвига довольно неясны. Конечно, вполне возможно, очень сильное торможение этого поворота. Значительной поддержки такого поворота в американском социуме еще не видно. Может быть, в более долгосрочной перспективе ее можно ожидать, но не сегодня и не завтра. Левый поворот будет пробивать себе дорогу с большим трудом. Это можно, скорее назвать, не сколько конвергенцией, сколько стремлением американцев к установлению "капитализма с человеческим лицом".

 

Корр.: Опять напрашивается параллель - в СССР и соцстранах в свое время был популярен лозунг о построении "социализма с человеческим лицом". Как много важных параллелей, только абсолютно противоположного содержания. Тогда политологи называли это проявлением советского консерватизма. А в США?

 

Нужен новый Рейган?


Сергей Кислицын, старший научный сотрудник Центра североамериканских исследований ИМЭМО: Консерватизм в США не однороден. Он имеет различные направления. Например, если черные гетто борются за повышение государственной поддержки, то республиканцы не хотят давать деньги на эту поддержку. Их больше волнует тот факт, что, как они считают, государство "раздуто", и потому выступают не за раздачу "вертолетных денег" на поддержку семей, пострадавших от коронавируса, и студентов, которые не могут заплатить за обучение, а за создание новых рабочих мест и снижение налогов, за расширение самоуправления, а не федерального правительства.

 

Сейчас можно определить три сценария дальнейшего развития США. Первое – это появление нового Рейгана. Для этого нужны и новые идеологи, которых имел Рейган, и эти идеологи должны пользоваться не идеями середины ХХ века, а исходить из проблем современности. Но их пока не видно.

 

Второй сценарий: в Республиканской партии на сильные позиции выдвинется умеренная часть, что явно приведет партию к более глубокому кризису.

 

И третий вариант – это если произойдет исход радикалов из партии. Трамп уже заявлял о необходимости создания третьей партии. Но при этом нельзя не учитывать имеющийся негативный опыт в такой попытке. И поэтому, скорее всего, этот вариант не будет особенно эффективным. Но если радикалы все-таки выйдут из Республиканской партии, то это приведет к ее обновлению.

 

Создал ли Трамп новый электорат?


Корр.: Все четыре годы правления Трампа в Штатах говорили, что при нем появился некий новый электорат, и вот поэтому Трамп победил. Действительно ли это так?

 

На этот вопрос ответила руководитель Центра североамериканских исследований Виктория Журавлева.

 

Трамп повторял все четыре года, что он пришел для того, чтобы спасти "американскую мечту". Согласно социальным опросам, проведенным американскими социологами, 80% опрошенных американцев по-прежнему верят в "американскую мечту". Они считают, что она достижима в дальнейшей их жизни. Остается всего 20%, которые в это не верят. И это всего одна социальная группа -лица без высшего образования. Две трети среди них не верят в то, что "американская мечта" может стать реальностью. Лица без высшего образования – вот тот электорат Трампа, о котором говорили все четыре года. Это белый рабочий класс. Постепенно он становится электоратом Республиканской партии. Фактически партии поменялись местами. Демократы всегда считали себя представителями рабочего класса, а сейчас таковыми себя считают республиканцы. Однако, чтобы выиграть в конкурентной борьбе за 40% электората – именно столько составляет рабочий класс сегодня в США республиканцам, необходимо отказаться от своей "белости", найти какую-то другую ценностную модель, которая бы предлагала компромисс между консервативностью и популизмом.

 

Белый рабочий класс? Это кто?


Корр.: Старший научный сотрудник этого же Центра Оксана Богаевская остановилась на вопросе, что же такое "белый рабочий класс" в США и что с ним будет дальше?

 

Богаевская: Единого определения рабочего класса в США нет, но подразумеваются под этим представители белого населения неиспанского происхождения и без высшего образования, то есть те, у которых нет степени бакалавра. Таких 90 миллионов человек. Если брать всех, у кого нет диплома бакалавра, то это примерно половина всего населения старше 25 лет. Когда говорят о рабочем классе, то представляют, что это промышленные рабочие. Но это совсем не так. Хотя промышленные рабочие являются важнейшей частью рабочего класса, но они там даже не составляют большинство. Их всего 8,1% от всех занятых США – около 12 миллионов человек.

 

В основном, это работники сферы услуг и значительное количество лиц – работников физического труда, не занятых в промышленности. В результате глобализации и автоматизации промышленного производства рабочий класс в США, как и в других странах, стал резко сокращаться. Например, в первое десятилетие текущего века количество рабочих мест в обрабатывающей промышленности США сократилось более чем на пять миллионов человек. Здесь сильно сказался и такой фактор, как китайский импорт. Например, самые большие потери рабочих мест в обрабатывающей промышленности США (почти половина от всех уволенных) – это результат большого импорта из Китая.

 

Причем помимо прямых потерь есть еще и косвенные. Одно дело, что пострадали те, кого сократили на работе, но одновременно и повысилась конкуренция на рынке труда среди низкоквалифицированных работников абсолютно во всех отраслях, что привело к уменьшению зарплаты. По оценкам американских экономистов, общее число пострадавших от китайского импорта в 40 раз превышало число непосредственно уволенных. Снижение зарплаты коснулось всех представителей рабочего класса.

 

Фактически Трамп привлек внимание к этой категории населения, которые считают себя "забытыми" американцами, о которых никто никогда не думает, а все говорят о меньшинствах, об афроамериканцах, но не говорят про белый рабочий класс. Трамп пришел и ушел, а белый рабочий класс никуда не делся, и любой администрации придется извлечь уроки из того, что активно проявилось при Трампе.

 

В США появился информационный нигилизм


Корр.: Интересную тему подняла в своем выступлении сотрудник Центра Анастасия Бунина. Она затронула влияние интернета на развитие общества США.

 

Бунина: Проблемы радикализма находят отражение именно в интернете. Многие люди стремятся находить подтверждение своим взглядам именно там, и алгоритмы социальных сетей это активно используют, усиливая поляризацию.

 

Именно в период правления Трампа произошел большой кризис доверия к источникам информации. Например, по американским подсчетам только 10% американцев верят традиционным СМИ. Появился так называемый "информационный нигилизм": когда информация не воспринимается, то тогда ощущения людей базируются исключительно на эмоциях. Происходит распад в ощущении реальности, распад в доверии к власти, к выборам, к институту транзита власти.

 

Эпилог


Основной вывод, который следует из дискуссии, вероятно, можно сделать из выступления заместителя директора факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Дмитрия Суслова. "Наследие Трампа будет надолго", подчеркнул он.